Вечер страшных предсказаний (Серебрякова Мила)

Величковская напряглась:

– Галь, давай ты не будешь острить по поводу моей предстоящей свадьбы.

– А мне действительно интересно услышать твой ответ. В городе ты ведь вся такая из себя: брендовая одежонка, прическа, маникюрчик. А сейчас… извини, но ты как хабалка вговнодавах.

– Любят не за внешность, – философски заметила Даша.

– Тебе-то откуда знать? – исходила ядом Галя. – Насколько мне известно, парни не особо балуют нашу умничку Дашу вниманием. Тебе двадцать два года, а ты до сих пор так и не была замечена в мужском обществе.

Дарья прерывисто задышала. У нее задрожали руки, а на лбу выступил пот.

Клара попыталась локализовать назревающий конфликт, но в планы разбушевавшейся Галины не входило сбавлять обороты.

– Ответь нам как на духу, – требовала Румянова, – почему ты вечно одна?

– Не твое дело!

– Скрываешь правду?

– Какую еще правду?

– Ты фригидная, Дашка, – выпалила Галина и выбросила окурок.

Гришкова сверкнула глазами, засучила рукава куртки и, приблизившись к Галине, процедила:

– Если я еще хотя бы раз услышу это слово, ты пожалеешь.

– Угрожаешь?

– Я тебя предупредила.

– Девочки, – взмолилась Клара, – сегодня такой день! Я вас прошу, не портите мне праздник!

– Она первая начала цепляться.

– Не ври, это ты захлебываешься в желчи.

– Черствый сухарь!

– Проститутка! – не осталась в долгу Дашка.

– А ты… ты… мужененавистница!

Дарья ударила подругу по щеке, а затем вцепилась Галине в волосы.

– Пусти!

– По-хорошему ты не понимаешь! Придется по-плохому разговаривать!

– Клар, помоги мне. Она сбесилась. Клара! Оттащи от меня Гришкову!

Потасовка закончилась, когда Величковская, не проронив ни слова, всхлипнула и пулей бросилась в дом.

Дарья отпустила Галину.

– Клар, постой!

– Это из-за тебя она убежала, ты ее довела.

Даша смотрела себе под ноги.

– Какие же мы дуры. Кларка пригласила нас на девичник, а мы сцепились, как базарные бабы. Идиотки!

Галя растирала ноющую щеку.

– Может, заключим временное перемирие, а? Ради Кларки.

– По рукам, – Гришкова усмехнулась. – Но учти, твоих слов я тебе не прощу.

Румянова самонадеянно ухмыльнулась и поспешила ретироваться.

Настроение Галины испортилось окончательно, когда приехала Нина Величковская. Румянова и в былые дни не скрывала, что относится к Нинке с прохладцей, считая ту зазнайкой, но сейчас, видя сестрицу Клары, Галя побелела от злости.

Стоило Ниночке скинуть норковую шубку и предстать пред девушками в белой мини-юбке и тигровой кофточке, как на Галину моментально напала икота.

Объяснялось это тем, что Нина была облачена точно в такую же одежонку, как и сама Румянова.

– Нинка, ты не могла напялить другую кофту? – прошипела подруга. – Теперь мы с тобой как сестры-близнецы.

– Да уж, – веселилась Клара. – Со спины не различить. Рост, фигура, одежда, цвет волос. Дашут, а они действительно одинаковые.

Ниночка кокетливо махнула рукой:

– Галь, да все ерунда. Вы лучше спросите у меня, почему я задержалась.

– Сгораем от любопытства, – процедила Галина.

– Девки, я сейчас такого солнечного мальчика подвозила! Отпад! До сих пор мурашки по коже бегают. Рассказываю по порядку. Еду я, значит, себе спокойненько, никого не трогаю. Из динамиков раздается голос моего любимого Джо Дассена, а…

– Желательно без предисловий.

– Вдруг вижу его. Сначала мне показалось, что это мираж.

– Или глюки, – не унималась Галька.

– Ты бы сама голову потеряла от одного его вида.

– Настолько страшный?

– Красавец! Сексуальный блондин со взглядом злодея.

– Злодея? – Даша непонимающе посмотрела на Нину.

– Ей такие нравятся, – пояснила Клара.

– У него такие глаза, такие… А голос! Бархатистый, чуть с хрипотцой. Я сразу поняла, повезу его куда угодно, даже в Африку.