Черные крылья тайны (Артамонова Елена)

— Можно подумать, ты к экзамену готовишься. Неужели какой-то иностранный язык стоит того, чтобы тратить на него летние каникулы?!

— Это особый язык! — глаза у Пети вспыхнули восторгом, и он отложил в сторону тетрадку, приготовившись поведать брату нечто интересное. — Представь, в те времена, когда в Испании у власти находились фашисты.

— Фашисты?

— Ага. В Германии был Гитлер, в Италии — Муссолини, а в Испании — Франко. Разве мы этого на уроках истории не проходили?

— Наверное. Но я как-то проследовал мимо.

— В общем, при фашистах язык басков эускара был запрещен, а людей, разговаривавших на нем, бросали в тюрьмы, пытали. Даже детям здорово доставалось, если они начинали говорить на своем родном языке.

— Чепуха какая-то, так не бывает, — только и смог прокомментировать Вася, не поверивший, что такое безобразие могло происходить в цивилизованной Европе в середине двадцатого века.

— Я правду говорю, об этом все знают, кому, конечно, интересно. Но только у фашистов ничего не получилось — баски свой язык не забыли и по-прежнему на нем говорят.

— Слушай, Петька, пусть так, но я одного понять не могу — ты-то здесь причем? Люди за свой родной язык в тюрьмы попадали, а ты — чужим себе забиваешь голову на каникулах. Зачем?

— Ты меня не дослушал. Фашисты здесь ни при чем — это было вступление. У меня имеются собственные интересы. Как ты уже знаешь — эускара самый древний европейский язык, а баски — первые жители Европы, поселившиеся там с незапамятных времен. Когда ученые начинают описывать историю того или иного народа, они обычно начинают свои рассказ со слова «пришли». Кельты пришли в Европу тогда-то, славяне тогда-то и так далее. А баски ниоткуда не приходили и всегда жили в своей Эускади. И это очень важный момент для понимания моей идеи.

Вася искоса посмотрел в окно — за мутноватыми стеклами моросил настырный мелкий дождичек. Идти было некуда.

— Так вот, — с воодушевлением продолжал излагать свои мысли Петя, — в баскских деревнях сохранились предания о том, что раньше животные понимали человеческий язык и с ними можно было разговаривать.

— Такое в каждой сказке происходит, нашел, чем удивлять!

— Вечно ты перебиваешь недослушав! Ты же детектив — вот тебе факты, а выводы делай сам. Факт первый: распространенные по всему миру, в том числе и в Эускади легенды о говорящих животных. Факт второй: баски — отличные мореходы, о которых говорили, будто они на своем странном языке могут общаться с морскими чудовищами. Факт третий: мифы о волшебном языке, общем для людей и животных. В этом языке названы подлинные имена всего, что нас окружает. Тот, кто знает язык Подлинных имен, может творить чудеса. Факт четвертый: эускара — древнейший язык. Какие выводы можно сделать на основе этих фактов, сыщик?

— Ты хочешь сказать. — задумался Вася, потихоньку начавший понимать, куда клонил его обладавший неуемной фантазией брат. — Ты хочешь сказать, что язык басков — тот самый язык Подлинных имен, с помощью которого можно творить чудеса?

— Это слишком смелое утверждение — современный язык претерпел много изменений, но основа его тот самый — первый, подлинный, волшебный язык. Если во всем разобраться, придти к истокам, к людям вернется то, что они давно утратили — все сразу подобреют, перестанут друг друга убивать и.

— Станут вегетарианцами. Круто ты загнул, но вообще — здорово. Меня научишь?

— Я сам ученик. Да еще и без учителя. Мало чего знаю. Видишь, на ветке — чори, — мальчик указал на мокрого взъерошенного воробья. — Чори — птица, собака — чакурра, эчеа — дом.

Урок начался просто, но потом, увлекшись, Петя начал рассказывать о каком-то непонятном эргативном падеже, спряжении «NOR-NORI-NORK» и прочих сложностях.

— Я все понял, — после получаса отчаянных умственных усилий сознался Вася, — это действительно волшебный язык — тот, кто его в совершенстве освоит, будет способен на любые чудеса. Но лично мне проще какое-нибудь …