Роковое путешествие (Иден Дороти)

— Ладно, это не имеет большого значения.

— Но что от меня требуется, миссис Дикс?

— По правде сказать, это очень простое поручение. Не хотите шоколадку? Нет? А я, к несчастью, хочу. Знаете, во всем виноват мой муж. Он всегда потворствовал моим слабостям. Когда мистер Дикс вернется, я первым делом объявлю ему, что теперь он должен будет расплачиваться за свою мягкость. Вся эта многофунтовая плоть… — Миссис Дикс хихикнула, предприняв слабую попытку сжать свою необъятную талию. — Милочка, какие у вас необыкновенные глаза, такого удивительного оттенка, синие-синие. В сочетании с темными волосами это совершенно неотразимо.

Кейт вздохнула.

— Да, но вот нос меня подвел. — Здоровая откровенность Уильяма всегда опускала ее с небес на землю.

— Ну, не так уж он и плох, дорогуша. Знаете, скажу вам прямо, я все пытаюсь понять, права ли мисс Сквайрс? Можно ли доверить вам это поручение? Но раз вы имеете опыт путешествий и если вы будете вести себя благоразумно… — Бледно-голубые глаза миссис Дикс внезапно оживились и уставились на Кейт, а не на расположенную за ее спиной дверь. — Признайтесь, вам ведь, наверное, хотелось бы совсем иного? Ну, не важно. От вас требуется очень простая вещь. Нужно всего лишь привезти в Лондон ребенка, маленькую девочку. Вы будете просто сопровождающей или, если хотите, нянькой. — Пухлые пальчики миссис Дикс снова погрузились в коробку с шоколадными конфетами. Ухватив конфету, владелица агентства откинулась на спинку дивана, сияя ангельской улыбкой. — Ну так как, моя милая, вам нравится эта идея?

В глубине души идея эта Кейт нравилась, очень нравилась. За время своего краткого визита в Рим она успела влюбиться в этот древний город, и возможность снова побывать там, да еще за чужой счет, была фантастической, неправдоподобной удачей. Кейт инстинктивно попыталась отыскать подвох в этом чудесном предложении.

— Можно мне задать несколько вопросов, миссис Дикс?

— Да, конечно, милочка.

— Кто эта девочка? Она итальянка?

— Да. К несчастью, родители бедняжки в разводе.

— Она говорит по-английски?

— Немного. Думаю, совсем чуть-чуть.

— Сколько ей лет?

— Семь, она еще совсем крошка. Бедную малютку зовут Франческа. Знаете, я так и вижу прелестное, пугливое и такое несчастное дитя.

— Почему несчастное?

— Потому что родители никак не могут поделить бедного ребенка. В том-то все и дело! Суд передал девочку на попечение матери, проживающей ныне в Лондоне, но отцу решение суда не указ. И представляете, дорогуша, этот ужасный человек ни много ни мало тайком прибыл в Лондон и похитил крошку. Поднялась страшная суматоха, и в конце концов отец согласился отпустить девочку обратно. Но кто-то должен привезти ее в Англию. Ведь нельзя же отпускать малютку в такое путешествие без присмотра.

— Но почему мать сама не отправится за девочкой в Рим?

— О, бедняжка только-только начала оправляться от болезни, вызванной всеми этими переживаниями. Вряд ли она полностью придет в себя, пока не обретет свое похищенное дитя. Так что вам предстоит совершить доброе дело, не говоря уж о том, что вы снова увидите свой любимый Вечный город.

Насколько Кейт помнила, она ни словом не обмолвилась о "своем любимом Вечном городе", но решила не заострять на этом внимание. По правде говоря, ее уже переполняло приятное возбуждение, если не сказать воодушевление. Возможно, удастся уговорить эту любительницу шоколада разрешить ей выехать немного пораньше, и тогда в ее распоряжении будет целый свободный день… День в Риме! О, она посвятит этот день прогулкам по городу! Быть может, ей даже удастся сделать несколько набросков. Дикие цветы, упрямо пробивающиеся сквозь камень потрепанных временем стен Колизея; ужасные горгульи со стершимися носами; древние соборы; люди, спешащие по мостовым на фоне величавых руин — все это так и просится на бумагу.

— Итак… — Ангельски-кроткая улыбка по-прежнему озаряла пухлое личико миссис Дикс.

— …