Черный лед (Лейн Эндрю)

— Зато вы ведете себя так, словно считаете себя членом семьи, а не прислугой, — ледяным тоном ответил Шерлок, хотя его сердце тревожно екнуло. — Мистер Кроу выпьет со мной чаю. Пожалуйста, распорядитесь, чтобы для нас накрыли на стол.

Он ждал, не зная, выполнит экономка его приказ или ответит взрывом негодования. Шерлоку показалось, что она застыла в нерешительности, но спустя мгновение повернулась и направилась в сторону кухни, не произнеся ни слова.

Неожиданно он почувствовал непреодолимое желание довести дело до конца и еще сильнее поддеть женщину, которая за последние месяцы сделала все возможное, чтобы испортить ему жизнь.

— Ах да, — добавил он, указывая на корзинку у ног Амиуса, — мистер Кроу наловил себе рыбы. Будьте так добры, попросите кого-нибудь ее выпотрошить!

Миссис Эглантин обернулась с таким кислым видом, что от выражения ее лица молоко могло бы свернуться, а овцы — окотиться раньше времени. Ее губы подергивались, будто она силилась что-то сказать в ответ.

— Разумеется, — наконец прошипела она сквозь зубы. — Я пришлю кого-нибудь за корзинкой. Может, вы соблаговолите оставить ее здесь и пройдете в гостиную?

И она снова растворилась в тени.

— Тебе стоило бы остерегаться этой женщины, — тихо сказал Амиус Кроу. — Когда она на тебя смотрит, в ее глазах видна настоящая ярость.

— Я не понимаю, почему тетя и дядя терпят ее присутствие, — ответил Шерлок. — Она не очень хорошая экономка. Так запугала слуг, что они не могут нормально работать. Посудомойки при виде нее так трясутся от страха, что у них тарелки из рук падают.

— Благодатная тема для дальнейшего исследования, — задумчиво проговорил Кроу. — Если, как ты говоришь, она не особенно хорошая экономка, значит, ее держат здесь по каким-то другим, очень веским причинам, несмотря на ее неприятный характер. Возможно, твои дядя и тетя в долгу перед ней или перед ее семьей и вот так пытаются ее отблагодарить. Или, возможно, она посвящена в какие-то тайны, которые твоя семья скрывает, и добилась теплого местечка шантажом.

— Думаю, Майкрофт знает, — откликнулся Шерлок, вспомнив письмо, которое он получил от брата, когда только приехал в усадьбу дяди. — Он предупреждал меня насчет нее.

— Твой брат знает множество самых разных вещей, — с улыбкой сказал Кроу. — А то, чего он не знает, и знать не стоит.

— Вы тоже когда-то его учили? — спросил Шерлок.

Кроу кивнул.

— И тоже брали с собой на рыбалку?

Амиус при всей свой обычной невозмутимости не смог удержаться от смеха.

— Всего один раз, — фыркнув, признался он. — Твой брат и долгая прогулка — вещи трудно совместимые. Это был единственный случай, когда при мне человек пытался поймать рыбу, преследуя ее в естественной среде обитания.

— Он нырнул за рыбой? — Шерлок попытался представить эту картину.

— Выпал из лодки, пытаясь затащить в нее улов. И когда я его вытаскивал, он сказал, что никогда больше не покинет твердую землю, а еще лучше, если эта твердая земля будет мощеной улицей. — Кроу ненадолго задумался. — Но если ты его спросишь, он и сейчас без запинки расскажет, где обитают и чем питаются все виды европейских рыб. Он может с неприязнью относиться к физическим упражнениям, но ум у него острый, как иглы у белошвейки.

Шерлок рассмеялся.

— Пойдемте в гостиную, — предложил он. — Думаю, чай скоро подадут.

Гостиная примыкала к широкому вестибюлю и находилась в передней части дома. Шерлок уселся в удобное кресло, а Кроу — на диван, достаточно большой, чтобы такой крупный человек мог на нем уместиться. И все же пружины жалобно заскрипели под его тяжестью. Амиус Кроу, по прикидкам Шерлока, весил столько же, сколько Майкрофт Холмс, но все его тело состояло из мускулов и костей.

Тихий стук в дверь возвестил о прибытии горничной с чайником, двумя чашками, небольшим молочником и тарелочкой с печеньем. Не то миссис Эглантин проявила необычную щедрость, не то кто-то из слуг решил принять …