Священная швабра, или Клуб анонимных невест (Борминская Светлана)

— Я Будко Тамара Константиновна, очень хочу стать мамой, но никак не могу найти пару для зачатия здорового малыша. Мне почти тридцать два года и уже пора стать мамой по всем приметам. Я немного хромаю и очень комплексую по этому поводу, — вполне симпатичная особа с огромными волоокими глазами опустилась на своё место и потупилась.

— Меня зовут Аида, мне девятнадцать лет, и у меня есть сорокалетний любовник, а его старая корова жена не даёт ему развод! — объявила о своей беде молоденькая красавица в меховых шортиках и обвела грустными глазами зал, в котором не было ни одного мужчины. — Как мне поступить? Убить её или найти другого?..

Зал неодобрительно загудел, впрочем, был один возглас одобрения.

— Начисти ей морду! — вполголоса посоветовала Лера.

— А из детского сада к нам никто сегодня не прискакал? — прошамкала лиловая старушка в стёганом атласном жакете из пятого ряда. — Я б послушала для разнообразия… Я — Блинова Агриппина Сигизмундовна, и хочу замуж за ровесника! Мне всего семьдесят три годочка…

Ирина и Лера переглянулись, они сидели в центре зала, и их очередь высказаться о «наболевшем» подходила минут через сорок.

— Ты что про себя скажешь? — спросила Лера.

— Совру что-нибудь, — Ирина снова откусила от кислого яблока и сморщилась.

— И я совру, — Лера поправила рыжие кудри и села поудобнее. — Слушай, а пошли отсюда, ну, чего мы здесь забыли?

— А мне интересно, — Ирина поправила очки. — Лер, а что будет, когда все выскажутся?

— Может быть, танцы? — Лера решительно встала и, схватив Ирину за руку, потянула её за собой. — Детский сад какой-то, хуже беспомощных баб только беспомощные мужики! Агриппина-то права…

— Блинова? — фыркнула Ирина, поднимаясь.

Усатая гардеробщица отложила вязание рейтуз и взяла два протянутых номерка.

— Не понравилось у нас, куколки?.. И правильно, мужиков надо искать не здесь! — гардеробщица подкрутила усы и отдала им куртки. — Мужиков положено искать в питейных заведениях, на стадионах и в банях.

— А в банях-то как? — поперхнулась Лера. — Ай, да ладно, нам всё равно сегодня не надо. Пошли, Ир, а то на электричку опоздаем! — и Лера, намотав на голову шарф, устремилась к выходу.

Оглянувшись на вывеску «Клуб „ПОД ЛУНОЙ“», они свернули к станции.

— Собачий холод в этих Мытищах!

Как назло электричка пришла только через полчаса, и они устроили догонялки на платформе, чтобы не замёрзнуть.

— Лер, а ведь я ничего о тебе не знаю, — заходя в вагон, призналась Ирина. — Ну, кроме того, что мы работаем вместе и у тебя есть лимузин.

— Лимузин сломался! — махнула рукой Лера. — Давай сядем тут, у дверей… Знаешь, однажды я влюбилась так, что мне становилось легче лишь от физической боли, такая невыносимая досталась мне любовь. Хочешь? — Лера достала из сумочки пачку «холодка».

Ирина кивнула.

— Три года назад моя семья оказалась на улице, и вдобавок меня бросил муж.

— Ты серьёзно? — Лера внимательно посмотрела на Ирину.

— Абсолютно, — подтвердила Ирина.

— Ир, а что за семья у тебя была? — спросила Лера, когда электричка тронулась. — Ты ведь из Томска, кажется?..

— Да, из Томска. Я там родилась, окончила университет, вышла замуж, родила сына. Жили как все, пока из Санкт-Петербурга не вернулся после учебы мой младший брат… Из-за него мы и оказались на улице! Наркотики и его долги, которые приехали выбивать бандиты. В общем, неприятная история.

— И муж бросил тоже из-за этого?

— Да, какая уж тут любовь на улице! — Ирина горько усмехнулась. — Я ведь и приехала в Москву, чтобы заработать на квартиру.

— У каждой своя печальная история отношений с противоположным полом, — вытянув шею, Лера посмотрела в окно. — Неужели, женского счастья не существует?..

— Следующая станция «Северянин»! — раздалось из динамика, и в вагон из тамбура ввалился коренастый мужчина знойного кавказского типа в расстёгнутой дубленке.

Оглядевшись, …