Великосветские воровки, или Красиво жить не запретишь! (Шилова Юлия)

— В том-то и дело, что оно не несчастное, а очень даже стильное.

На манекене висит прямо в витрине магазина. Я как цену увидела, чуть не разревелась! Совсем оборзели, буржуи проклятые, разве можно так издеваться над пролетариатом!

— Пролетариат по таким магазинам не ходит, — засмеялась Марта.

— Знаешь, я думала, что смогу с собой справиться и забыть про это платье, а не получается, прямо напасть какая-то! Все мысли только о нем! Лучше не жить, чем так мучиться! Это же насилие над организмом! Лучше бы я маленькой умерла! Славке намекнула, а он говорит, что у меня от шмоток шкаф уже ломится, мол, двери не выдерживают. Это ерунда, было бы что в нем держать, а я бы себе второй купила.

— Ладно, не разыгрывай из себя бедную овечку. Я скоро приеду.

— Ты решила взять меня с собой?!

— Я этого не сказала. Я сказала, что скоро приеду!

Повесив трубку, я захлопала в ладоши. Марта никогда не рассказывала мне про свою работу, но я догадывалась, чем она занимается. Марта работает в Интуристе, но она не проститутка.

Она красива, умна, у нее высшее образование, она владеет пятью языками в совершенстве и тремя — на уровне разговорной речи. У нее прекрасные манеры, и она знает столько, что ей позавидует любой эрудит. Правда, характер у нее не подарок. Ее так и называют — Бешеная Марта.

Она — воровка, но воровка необычная. Ее «клиенты» — постояльцы лучших интуристовских гостиниц. Таких, как Марта, очень мало. В криминальном мире их единицы. Оперативники специального отдела по борьбе с преступлениями против иностранцев и службы безопасности лучших петербургских отелей плачут от таких, как Марта, горькими слезами. У Марты роскошные наряды от лучших кутюрье мира, и она выглядит сногсшибательно.

Год назад она познакомилась с моим братом и сумела его не только покорить, но и женить на себе. Брат потерял от нее голову и хотел заставить ее сидеть дома в надежде на то, что она будет варить борщи и рожать ему детей. Заниматься воровской деятельностью ей было запрещено строго-настрого. Но варить борщи и рожать детей Марта не умела. Просидев в золотой клетке ровно неделю, Марта дождалась Славкиного отъезда и вышла на промысел.

Это было не то чтобы желание заработать — денег у Славки было предостаточно. Это была неизлечимая болезнь, с которой Марта совершенно не хотела бороться. У этой женщины были только две слабости — любовь к моему брату и любовь к воровству.

…Раздался звонок в дверь, и на пороге появилась Марта. Она была одета в шикарный костюм, красиво гармонирующий с широкополой шляпой.

— Ты выглядишь потрясающе, — присвистнула я.

— Стараюсь. Такого мужа оторвала, теперь думаю, как его удержать.

Марта прошла на кухню, села и закурила.

— Твой костюм, наверное, стоит целое состояние!

— Мне по должности положено. Работа у меня такая. А тебе рано еще такой носить, так что не заглядывайся.

— А я, может, тоже, как ты, работать хочу, — разозлилась я.

— У тебя не получится.

— Почему?

— Потому что у меня талант, божий дар, понимаешь?

— Тоже мне талант! А может, и я таким талантом обладаю.

— Ну хорошо, сейчас проверим. Скажи мне что-нибудь по-английски.

Я произнесла несколько фраз и посмотрела на Марту.

— Твой английский на уровне ученицы третьего класса средней школы для детей, отстающих в развитии.

— Спасибо за комплимент, — обиделась я.

— Пожалуйста. Если ты так будешь разговаривать с иностранцем, то он примет тебя за дешевую русскую проститутку, только и всего.

Я села рядом с Мартой и восхищенно посмотрела на нее.

— Откуда ты знаешь столько языков?

— Я окончила и школу, и институт с золотой медалью. Считалась одаренным ребенком, зубрила с утра до ночи. Мои родители нанимали мне репетиторов. Как видишь, все это пригодилось мне на практике.

— А ты когда поедешь на работу?

— Завтра утром.

— Значит, меня не берешь?

— Нет, конечно. …