Ив Лангле
Адский Кот
(Добро пожаловать в АД — 4)

ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ КОПИРОВАНИЕ БЕЗ УКАЗАНИЯ ГРУППЫ И ПЕРЕВОДЧИКОВ — ЗАПРЕЩЕНЫ!

Книга не несёт в себе никакой материальной выгоды и предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Просьба удалить после прочтения. Спасибо!

Переведено для группы WonderlandBooK


Переводчики: leno4ka3486, inventia, Shottik, ole4_ka

Редактор: natali1875, inventia

Обложка: inventia

Пролог

— Что она такое? — спросила говорящая, но Дженни не услышала привычного отвращения, а наоборот искреннее любопытство.

Кто-то пальцем убрал влажные волосы с лица Дженни, открывая взору ее черты. Она молчала, но не, потому что опасалась быть связанной за неподобающие комментарии, а потому что обомлела от увиденной красоты. Ее окружали женщины с самыми прекрасными золотистыми волосами. Как же она завидовала этим шелковистым локонам. У нее были волосы зеленоватого оттенка, и когда высыхали, торчали во все стороны.

— Девушка или рыба?

Привычный вопрос, учитывая, что торс Дженни был цвета слоновой кости, а на ноги переливающаяся чешуя. Да у нее были ноги, а не рыбий хвост к великому позору ее матери. Как часто она об этом слышала.

— У русалки же есть плавники, хвост и жабры? — У Дженни были перепонки между пальцев, и она могла задержать дыхание больше чем на пятнадцать минут. Но она не проводила много времени под водой с другими детьми ее возраста. Черт, по словам акушерки, она при рождении чуть не утонула. Они едва успели понять, в чем проблема.

— Как думаете, она нас понимает? — На нее смотрела обладательница милых голубых глаз, которые обрамляли пушистые светлые ресницы. — Малышка, ты можешь говорить?

Дженни кивнула, но не открывала рта.

— Как тебя зовут? Откуда ты?

Она указала на волны, бьющиеся о скалы и набегающие на песчаный берег.

— Ты переплыла Стикс? Твой корабль разбился о скалы?

Дженни сморщила носик. Стикс? Что это? Ее дом находился под водами Тёмного Моря. Она покачала головой.

Красавицы, с ногами, а не хвостами, были одеты в прозрачные платья из легкого материала в цветочек, собрались в кучу и уставились на Дженни. Отчего она сильнее съёжилась. Если они хотели попытаться быть деликатными, у них не вышло. Она слышала каждое слово, которое они бормотали. Дефектный ген русалки не нес в себе глухоту.

— Как вы думаете, откуда она? Как она здесь оказалась? — прошептала та, что ниже ростом.

— А это важно? Теперь она здесь, и никто за нее не поручится. Если ее корабль потерпел крушение, то тот, с кем она путешествовала или утонул, или его съело одно из чудищ Стикса.

— Что нам делать? — спросила пышка.

— В смысле?

— В смысле, нам ее оставить? Учитывая, что она не утонула, вероятно, она подарок.

— И как ты это поняла? Может она просто хорошо плавает.

— Или кто-то намеренно ее бросил здесь, — вставила самая высокая.

Одна девушка посмотрела на Дженни с подозрением, оценкой и порицанием.

— Может, это ловушка?

Три пары глаз с тем же взглядом уставились на нее. Дженни обхватила колени и уставилась на пальцы своих ног.

Пышка хихикнула.

— Ох, Телксиопи, серьезно? Вечно ты со своими теориями заговора. Ловушка? Правда? Она — дитя, а не бомба.

— Мне это не нравится. Она явно не одна из нас. — Телксиопи даже не потрудилась скрыть недоверие.

— Она ни на что не похожа, — размышляла вслух высокая. — Или, по крайней мере, ни на что, с чем я сталкивалась во время путешествия или читала в книгах.

— Я считаю, что нам нужно кинуть ее в воды Стикса, и пусть чудища разбираются.

Дженни насторожилась. Может она и не знала, откуда пришла, но знала, что купание с чудищами не лучшая идея.

Пышка приобняла Дженни.

— Телксиопи! Что с тобой? Она — ребенок!

Брошенный, нежеланный ребенок, который даже не знал что он или откуда.

«У меня нет дома».

Недоверчивая фыркнула.

— Делай, что хочешь, но потом не говори, что я тебя не предупреждала.

— Мы не выкинем ее, как мусор, — заявила высокая, садясь на корточки перед Дженни, а после продолжила нежным голосом: — Малышка, что хочешь, чтобы мы сделали?

Они ей выбор предоставляли? С чего вдруг у Дженни появилось право голоса?

— Я знаю, что ты нас понимаешь, — пропела тихим голосом низкорослая милашка. — Я вижу это по твоему выражению. Ответь моей сестре Рейдне. Только правду. Скажи, что хочешь, чтобы мы сделали? Ты потерялась? Нам найти твоих родителей?

Дженни неистово замотала головой. Насколько ей известно, именно мать ее бросила, и сомневалась, что не любящие ее родители обрадуются ее возвращению.

— Тебе есть куда пойти? — спросила Рейдне.

Дженни грустно покачала головой.

— Хочешь остаться здесь, с нами?

Правда? Осмотрев лицо каждой девушки и не найдя в них угрозы, даже в той недоверчивой, Дженни задумалась, а могла ли она остаться?

Теплый ветерок так нежно ласкал кожу, особенно на фоне холодных волн и скал. Нос дразнил запах чего-то сладкого, пробуждая желание узнать, что же могло так восхитительно пахнуть. Здесь все по-другому. Так… мило.

Дженни набралась смелости и тихо заговорила:

— Вы искренне говорите? Могу я остаться?

Тут же исчезли все насекомые и чайки, а земля оказалась усыпана извивающимися телами. Крики матроса, который греб к берегу, пока девушки разговаривали, стихли. Было принято решение, что Дженни могла остаться, но только если займется вокалом. И будет говорить, как можно меньше, учитывая, что своим голосом она могла разрушить всю жизнь на острове. К счастью, сирены были невосприимчивы к странным вокальным данным Дженни.

Так сирота, способная убивать голосом и которая, даже не знала, что она такое, стала почетной сиреной и племянницей четырех девушек.

Хотя Дженни так и не удавалось заманить моряков на остров — обычно, они, заслышав ее, начинали грести в обратную сторону — многих она могла оглушить, нескольких свести с ума, а остальные просто умоляли закончить муки. Но, по крайней мере, у нее появился дом.

Глава 1

Доки реки Стикс…


— Ты был плохим котом. — Люцифер покачал головой на адского кота, со страдальческим выражением лица, которое, вероятно, так хорошо знакомо его дочери, Мюриэль. Эта малышка знала, на какие кнопки следует нажать. Фелипе, проблемный любимец, сел на волосатый зад, держа в зубах улов — морскую змею тридцать футов длиной — и понурив голову, свесил усы.

— Не смей строить из себя невинного. Это срабатывает с ведьмой, которая тебя держит, но не со мной, паршивец, — ругал неисправимого кота Люцифер, нацепив свое лучшее — хорошо отрепетированное перед зеркалом, дабы убедиться в эффективности — суровое выражение лица. Хотя эффекта не было. Опять, как и его дочь, кот доводил Владыку Ада. Но в то же время, как он мог злиться на слугу, который, по вине юношеского задора, согрешил?

Да, нарушение правил, и непочтительность присутствовала, значит Фелипе мог бы получить еще один нагоняй от Люцифера. Очередное ограничение.

Перекинувшись в человека и прикрыв свое достоинство, Фелипе с робостью посмотрел на Люцифера.

— Так я могу извиниться?

— Нет, но я ценю твою попытку солгать — Люцифер постукивал ногой по причалу и погрозил Фелипе пальцем. — Что я говорил по поводу игры с монстрами Стикса?

— Не сметь.

— А ты что сделал? Нет, не отвечай, ответ очевиден. И что ты можешь сказать в свое оправдание? — Скрестив руки на груди, Люцифер вперил в него злобный взгляд.

Фелипе пожал плечами.

— Я был голоден.

— Тогда надо было сходить в магазин.

— Но там не свежее. — Красавец адский кот нахмурился, и Люциферу пришлось сдерживать улыбку. Этот оборотень действительно был обаяшкой, и прекрасно об этом знал. Поэтому у него было все прекрасно с женщинами, счастливый ублюдок. В отличие от тех, кто застрял с моногамией. Фу, даже от одного этого слова Люцифера затошнило. И от того, что он делал для отличного секса, а еще от испеченного яблочного пирога Матери природы, но не от того, который был между ее ног. Этот был чистым медом.

Его старый друг, Харон, стоявший рядом, и чьи глаза были скрыты капюшоном, вскинул руки.

— Голоден? Твою ж. В этом месяце ты уже второго убил. Как, черт побери, мне переправлять проклятых через реку, если даже впечатляющих образцов пугающих их, нет?

— Думаю, тебе стоит больше волноваться о репутации сына, чем о моих привычках рыбачить, — вставил Фелипе. — Или ты не рассказал нашему Господину о своей последней неудаче?

И ни одной.

Люцифер сопротивлялся желанию удариться головой обо что-то твердое. 

— Что на этот раз натворил Адексиос? — потребовал Люцифер. — Он опять опрокинул лодку? Потерял весло?

— Не совсем так, — проговорил Харон.